20/07/2018 - 15:22

Днепровская вода: два берега мнений

На днях украинская общественность была взбудоражена заявлением советника министра информационной политики Юлии Коздобиной о том, что «Украина могла бы продавать днепровскую воду в оккупированный Россией Крым, поскольку полуостров страдает от сильнейше засухи». Об этом она написала на своей странице в сети Facebook, чем вызвала резонансную реакцию.

 «Сейчас в Крыму засуха. Украина сейчас начала акцентировать последствия отсутствия воды. Но сложность в том, что выглядит это довольно странно, т.к. в наших силах разрешить эту проблему. Причины, по которым мы этого не делаем, понятны. Но, тем не менее, нас могут и будут обвинять в том, что засуха – это наша вина. Как бы то ни было, решение не поставлять воду не является обязательным следствием оккупации территории. Это был наш выбор. И потому на этом можно спекулировать», — написала Коздобина.

По ее мнению, за состояние Крыма наряду с Россией несет ответственность и Украина. 

«Если они откажутся, то виноваты только они. А даже если Россия согласится, мы все равно выигрываем. Им нужно будет тратиться на восстановление канала. Почвы в Крыму не придут в полную негодность. Мы проявим заботу о своих гражданах вместо того, чтобы злорадствовать, что их не может обеспечить (Россия – авт.). Плюс, это повод сделать Крым частью переговоров, от чего так долго и упорно отказывается Россия. Так почему бы нет?, -  добавила Каздобина.

В свою очередь народный депутат Украины Рефат Чубаров высказался категорически против предложения возобновить подачу днепровской воды на полуостров Крым.  В своем комментарии он подчеркнул, что «если Украина решит продавать воду для полуострова, ее направят, в первую очередь, на нужды российских военных».

«Ви почуєте багато слізних співчуттів. Але ніхто з них не скаже – кому насправді в першу чергу не вистачає дніпровської води: 1) хімічним заводам п. Фірташа, це головний споживач водички; 2) 20 заводам оборонно-промислового комплексу, які будують кораблі з ракетами “Калібр”, що направлені на нас; 3) 60 тисячам військовослужбовців окупаційних збройних сил РФ та 100 тисячам членам їх сімей; ; 500 тисячам “понаїхавших” фсб-шників, прокурорів, слідчих та поліцаїв, що знущаються та саджають в тюрми наших громадян.

Ніхто з них не скаже, що це – шлях, наприкінці якого – визнання анексії де-факто та відміна міжнародних санкцій. Тобто капітуляція. Подробиці – трохи згодом».

При этом пан Чубаров виртуозно умалчивает о двухмиллионном населении Крыма.  Умалчивает он о своем народе, лидером которого он продолжает себя считать. Ведь знает, что крымские татары в большинстве своем населяют сельскую местность полуострова и занимаются земледелием и животноводством. Такова «забота» лидера о своем народе. Такой была его «забота», когда в 2015 году по инициативе Меджлиса крымскотатарского народа на административной границе с Крымом была создана акция по гражданской блокаде полуострова, которая препятствовала товарообороту Крыма и материковой части Украины. Не менее ощутимой оказалась забота «лидеров», когда в декабре 2015 года преступная группировка взорвала вышки ЛЭП, прервав поступление электроэнергии на полуостров с материковой Украины. Тогда весь мир обошли фотографии взорванного столба обернутого крымскотатарским флагом. Но ни Чубаров, ни Джемилев, ни новоявленный патриот Ленур Ислямов почему-то ни на секунду не озаботились судьбами соотечественников, которых на полуострове напрямую обвиняли в поддержке блокады. В те дни лишь выдержка и мудрость людей, проживающих на полуострове не допустили противостояния.

Зато пан Чубаров не упускает случая выставить крымских татар в глазах международной общественности «униженными и оскорбленными».  Возникает логический вопрос, на чью мельницу Чубаров льет воду, с легкостью принося в жертву свой народ?  В своем стремлении заработать очки виртуального «народоборца»,  он зарабатывает вполне реальные дивиденды от своих хозяев.

А народ? Нет. Не слышали.

Осман Паша